Куда пойдут «лишние» $100 млрд

Фото – Куда пойдут «лишние» $100 млрд События онлайн

Ситуация складывается таким образом, что, несмотря на санкции, положительное сальдо внешнеторгового баланса России может вновь побить исторический рекорд. В условиях ограниченности инструментов абсорбции ликвидности существует вероятность того, что национальный фондовый рынок получит дополнительный вклад.

Что было до марта

В 2021 году внешнеторговый оборот России составил почти 800 миллиардов долларов, или +40% к 2020 году. Экспорт страны составляет около 500 миллиардов долларов, импорт — около 300 миллиардов долларов. Таким образом, экономика получила историческое положительное сальдо торгового баланса в размере 190 миллиардов долларов.

Положительное сальдо счета текущих операций платежного баланса не сильно отстает, превысив в прошлом году 120 миллиардов долларов. Сказались благоприятная товарная конъюнктура, рост товарооборота, относительно крепкий рубль, сдержанный в период коронавирусного кризиса, но все еще нереализованный спрос в стадии выхода экономики из рецессии.

Куда пойдут дополнительные 100 миллиардов долларов

В начале 2022 года позитивные тенденции продолжились: в январе-феврале положительное сальдо внешней торговли России достигло рекордного уровня — более 46 млрд долларов, при этом платежный баланс увеличился более чем на 39 млрд долларов. В годовом исчислении скачок показателей составил более 2,5 раз. Причем темпы роста экспорта значительно превышали динамику импорта (70% против 40%). Отсюда рекордный рост профицита.

Куда пойдут дополнительные 100 миллиардов долларов

Многое кардинально изменилось, да не всё

Геополитические события в Европе в феврале и западные санкции вызвали ряд существенных изменений как в российском экспорте, так и в импорте. Провал экспорта в марте превысил 25%, но масштабных санкций по энергетической составляющей экспорта не было, а покупатели на фоне неопределенности просто снизили активность и взяли передышку.

Но в марте импорт в страну упал более чем на 50%, и основное давление в это время пришлось на промышленные товары и технологии (падение более 70%). Потребительские товары пострадали в меньшей степени (-36%). Здесь сказывались именно ограничительные меры зарубежных партнеров, вплоть до парализующей деятельности. Ослабление рубля и «закрытие неба» США, ЕС и другими санкционными странами тоже способствовали: резко замедлился международный турпоток. Сказалось и замораживание выплат нерезидентам по внутренним ценным бумагам.

Важно, что валютный курс экспорта вновь существенно отклоняется от динамики импорта. И хотя изменение внешнеторговых показателей происходит во время спада экономического цикла, за счет разницы темпов снижения макропоказателей (экспорт/импорт) в торговле и платежном балансе вновь получается положительное сальдо.

👉  «Тинькофф Банк» списывает деньги за покупку валюты по «выгодному» курсу

Падение экспорта компенсируется высокими ценами на энергоносители. Средняя цена нефти марки Юралс за март составила около 89 долларов, что даже с текущим эталонным дисконтом по марке Brent в 20% все еще значительно выше уровня цен весны 2021 г., что провал в импорте немного корректируется, и к концу году потери будут не такими драматичными, как в пик марта.

По оценкам Института международных финансов (МИФ), на которые ссылается «Коммерсантъ», при большей части текущих негативных данных, в 2022 году произойдет очередное увеличение сальдо счета текущих операций платежного баланса России до невероятных 200–240 миллиардов долларов.

Разумеется, при этом не учитывается возможность коррекции цен на сырье и угроза ограничения поставок российского топлива в различные страны. Но на импортеров, поддержавших санкции, приходится около 70% российского экспорта энергоносителей (нефть, газ, уголь). Но с учетом глобального дефицита энергоресурсов и отсутствия физических возможностей полностью пополнить внутренние запасы альтернативными источниками оценки не лишены смысла.

Аналогичное мнение приводит Bloomberg, цитирует РБК: экспорт нефти и газа в сезоне 2022 года может принести нашей стране на 31% больше доходов, чем годом ранее. Goldman Sachs оценивает положительное сальдо в 205 миллиардов долларов.

Таким образом, основные финансовые структуры в 2022 году делают ставку на то, что положительное сальдо внешнеторговой деятельности России увеличится почти вдвое. Фактически в стране останется еще почти 100 миллиардов долларов, а это значит, что воздвигнутые до сих пор барьеры скорее приведут к провалу импорта, а экспорт продолжит формировать доходную базу бюджетов страны корпорации, занимающиеся внешнеэкономической деятельностью.

Мы склонны быть более консервативными в своих оценках: сильное укрепление рубля в марте, поиск и приход новых поставщиков с других рынков смягчит импортную рентабельность товаров и услуг, а годовое сокращение импорта может быть лишь незначительным превысил 20%. По экспорту мы не рассматриваем кризисный вариант введения санкций в отношении стран, полностью отказывающихся от российских ресурсов, а ограниченная доступность объемов перевозок будет частично компенсироваться высокими ценами на сырье.

Темпы снижения экспорта в течение года могут снова быть медленнее, чем темпы снижения импорта. Поэтому положительное сальдо торгового баланса в 2022 году мы оцениваем в $180-185 млрд, а валовое положительное сальдо счета в условиях моратория на бумажные права нерезидентов может показать сопоставимые цифры. По отношению к прошлому году по текущему счету по-прежнему будет +50.

👉  3 антикризисных способа снизить ипотечную ставку

Куда пойдет поток

Такой массовый приток при более чем ограниченном оттоке может привести к повышению цен, поддерживая высокие инфляционные ожидания. В условиях монетарных барьеров финансовых властей импорт сократится, а инвестиционные возможности сократятся. При этом ценовое давление в экономике будет компенсироваться высокой стоимостью фондирования ЦБ и ставками кредитного рынка.

Возникает резонный вопрос о достаточно большом поглощении ликвидности. Конечно, можно продолжать процесс укрепления рубля, подавляя спрос на иностранную валюту, оставляя на рынке только ее расширенное предложение. Это улучшит импорт и окажет давление на экспорт, что сократит баланс. Но здесь важно сбалансировать интересы как корпораций, ориентированных на внешние рынки, так и государственного бюджета.

Другим механизмом могла бы стать перебалансировка золотовалютных резервов в пользу национальных валют стран, торговые отношения с которыми стабильны и от них нет угроз. Очевидно, это китайский юань. Некоторый прогресс наблюдается и во внешней торговле с Индией, которая ранее обеспечивала лишь десятую часть российского экспорта в Китай.

Инструментами стерилизации избыточной ликвидности могут стать инвестиционные проекты, сектор недвижимости и фондовый рынок. Но тут мы сталкиваемся либо с дефицитом предложения, либо с его эффективностью.

Очень вероятно, что часть средств от ВЭД пойдет именно на фондовый рынок, где сразу же столкнется с фактом нехватки продавцов, то есть в определенные моменты времени с урезанной ликвидностью. Ведь расчетная доля нерезидентов, отключенных от внутреннего фондового рынка, все еще может превышать 70%.

К чему это может привести, так это к надуванию пузырей на фондовом рынке. Совсем не будет ничего удивительного, если мы уже видели минимальную цену акции в марте, но еще не локальные и даже по некоторым акциям исторические максимумы.

Фондовые индексы могут расти даже несмотря на сложную геополитическую ситуацию, а ожидания многих людей по поводу очередного обвала просто не оправдываются в условиях отсутствия альтернативы размещению капитала. Что вам нужно сделать, так это использовать провалы местного рынка для покупки ценных бумаг.

BCS — Среднесрочные тенденции — 05.04.2022 в 13:20

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Напишите свой комментарий!x